Впечатления от книги «Why Nations Fail» или «Почему одни страны богатые, а другие бедные».

Учебник истории здорового человека

“We do not desire at all that the great masses shall become well off and independent… How could we otherwise rule over them?”

Friedrich von Gentz

Начнём с того, что эта книга не совсем про современные страны. Это учебник истории.

Мировую историю мне в школе преподавали так, что я не запомнил ничего. Набор дат, имён, результатов войн, и постоянная мысль, а почему это всё именно так? Я в какой-то момент даже поверил в версию из книги «Другая история Средневековья».

Один из вопросов, который меня мучил: как так получилось, что 10 тысяч лет назад Междуречье было мегаразвитым регионом; при этом современная Сирия и Ирак — центр разброда и шатания.

И что три тысячи лет назад греки развили науку, политику и социальную жизнь до такого невиданного уровня, что до сих пор чуть ли не каждый учебник по точным наукам начинается с упоминания греческих философов или математиков; но при этом современная Греция — самая бедная страна зоны Евро.

Почему Египет, Древний Рим, Древний Китай (с революционными бумагой и порохом), Священная Римская Империя, Венецианская Республика и Колумбовская Испания — все они в своё время опередили мир в развитии на голову, но сейчас от былого величия мало что осталось. Куда всё это подевалось?

Большая часть книги как раз и посвящена разбору исторических событий, но смотрятся они с необычной позиции — с позиции конфликта экстрактивных и инклюзивных институтов.

Экстрактивные и инклюзивные что?

The diamonds were alluvial, that is, not in deep mines. So the primary method of mining them was by panning in rivers. Some social scientists call these “democratic diamonds,” because they allow many people to become involved in mining.

Sierra Leone in January 1930

В первой главе автор вводит два понятия.

Итак, вы — средневековый король. У вас есть территория, на ней живут какие-то там люди. Вся земля принадлежит вам, люди тоже принадлежат вам.

Что вы делаете?

Извлекаете из этой территории как можно больше ресурсов. На вырученные деньги нанимаете армию, чтобы давать по башке тем, кто особо бухтит, содержите двор, ну а остальное тратите как хотите — строите дворцы, церкви, ведёте войны, финансируете учёных и художников и так потихоньку живёте. Главное — оставлять холопам еды, чтобы они все там не передохнули, а остальное можно обложить налогами и забрать себе.

Та система, которую вы только что выстроили для извлечения максимума ресурсов — это экстрактивные институты.

Чем больше мы извлекаем, тем больше у нас денег, тем меньше шансов у холопов что-то нам сделать. Положительная обратная связь.

Если система не переживает особых катаклизмов, то в таком состоянии она может существовать неограниченно долго, и весь мир до индустриальной революции так и жил.

Девиз системы: «Себе — всё, врагу — закон».

Так жили и короли Англии долгое время, но в конце 14-го века в Европу пришла Чёрная Смерть и с особой жестокостью выкосила именно крестьян. В индустрии добывания жратвы наступил дефицит кадров, и просто заставлять их работать за еду уже не получалось. Королю пришлось идти на уступки и считаться с более широким кругом людей — включать их мнение в управление страной.

Такую систему, которая стимулирует включение интересов всё большего числа людей автор называет инклюзивными институтами.

Инклюзивные институты тоже находятся в положительной обратной связи, но этот баланс более хрупкий, и на начальных стадиях легко его сломать.

Девиз системы: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить»

Так вот, мысль довольно простая и очевидная — инклюзивные институты могут привести к устойчивому развитию, а экстрактивные институты не могут.

И почти вся середина книги — это сборник историй, и демонстрация этой мысли в каждом конкретном случае. Эта часть читается особенно скучно, потому что в каждой главе автор тратит одну треть на повторение того, что уже было сказано ранее и «а сейчас мы покажем, как этот тезис соблюдается вот в этой стране вот в этом промежутке времени» и потом в конце ещё треть на то, чтобы сказать «как мы видели из этих событий…» и повторяет то же, что было в начале. Из-за этого появляется ощущение, что читаешь научную монографию. Без ущерба для содержания из книги можно было бы выкинуть 50% страниц.

А может дело не в инклюзивных институтах, а в географии/религии/загадочной зимбавийской душе?

National television broadcasts stopped in 1987, when the transmitter was sold by the minister of information.

Sierra Leone

Этому посвящено самое начало книги. Простой ответ — есть такой город Ногалес в США, прямо на границе с Мексикой. Одна половина — в США, вторая — в Мексике. В одном и том же месте живут одни и те же люди в одних и тех же внешних условиях, но уровень жизни по разные стороны от границы радикально разный.

Или ещё более наглядный ответ:

Автор разбирает разные теории и для каждой приводит контраргумент. Там опять много самоповторения, и научной писанины, поэтому скучно.

Так как стать богатой страной?

In 1831 the governor Richard Bourke bowed to pressure and for the first time allowed ex-convicts to sit on juries.

New South Wales (Australia)

И та и та система самоподдерживающаяся, тогда что делать?

Для начала, почему эти системы имеют тенденцию поддерживать самих себя. Тут уже моя гипотеза, что биологически люди созданы так, что быстро привыкают к любым условиям, и просто не хотят меняться, пока условия не станут совсем уж пиздец.

Автор про это не говорит, но просто упоминает что общества, организованные определённым образом имеют тенденцию соблюдать статус кво. Окей.

Хорошие новости: даже экстрактивная экономика может поднять уровень жизни населения, что показала Российская Империя при Петре первом, ранний СССР и сейчас показывает Китай. Но для этого нужно очень грамотное руководство, хорошо понимающее последствия своих действий и постоянно делающее идеальные решения.

Плохая новость: как только к власти в такой системе приходит какой-нибудь мудак, управление быстро сваливается в абсолютизм, и развитие страны летит нафиг.

Единственный гарантированный путь к богатству — это именно переход в инклюзивные институты, включение всё большего числа людей в процесс принятия государственных решений и создание всё большего числа свобод.

Тут автор вводит третий термин: созидательное разрушение (creative destruction).

Если очень просто — современные «богатые» страны отличаются от бедных тем, что там более широко внедрены современные технологии. Но чтобы внедрить новые технологии, вам надо убрать старые.

Поскольку технологии = бизнес, бизнес = богатство, а (в экстрактивных экономиках) богатство = власть, то получается, что внедрять новые технологии означает получить угрозу потери власти.

Старые элиты это понимают, и поэтому тормозят любые изменения, пока они сами не разберутся и не смогут монополизировать и начать контролировать эти ваши энтернеты и биткоины.

Мы бы всё создали, но у нас денег нет, дайте денег, мы всё сделаем.

In this period the prosperous African farmers were donating money for relief of the poor English textile workers!

A letter sent in 1869 by a Methodist missionary, W. J. Davis.

Последняя глава посвящена международной помощи. До 2000-х годов считалось, что если страна бедная, то можно влить в неё очень много денег, это раскрутит экономику и всё будет отлично. На практике же получалось, что, поскольку распределением денег занимались те же экстрактивные институты, то и международную помощь они считали клёвым ресурсом и забирали всю себе.

Так что богатые становились ещё богаче, а жопа — ещё глубже. Тогда тактику изменили и начали вместе с деньгами присылать контролёров, чтобы деньги действительно доходили до беднейших слоёв населения (в примере была помощь Афганистану). Проблема обнаружилась в том, что эта система контроля съедала 90% финансовой помощи. Ну хоть 10% доходили, уже хорошо.

В новом веке систему поменяли и теперь финансовая помощь даётся только вместе с обязательствами для страны провести реформы, создающие инклюзивные институты и продемонстрировать KPI. Нет результатов — нету помощи в будущем. Эта система тоже пока на практике неидеально работает.

Но в целом, это мысль из той же серии, что если человеку дать денег и не потребовать результата, то за редким исключением результата и не будет; только смасштабированная на всю страну.

Резюме

For economists, Argentina is a perplexing country. To illustrate how difficult it was to understand Argentina, the Nobel Prize–winning economist Simon Kuznets once famously remarked that there were four sorts of countries: developed, underdeveloped, Japan, and Argentina.

Если б я прочёл эту книгу в 14 лет, я бы лучше понимал окружающий мир и несколько по-другому бы выстроил свои последующие 20 лет. Как чтиво — стоит выкинуть оттуда постоянные повторения одних и тех же тезисов, и оставить только пересказы исторических эпизодов — стало бы в разы круче.

Ставлю этой книге 4 английских парламента из 5-ти.

Книга на Гудридс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *